NARGIS MAGAZINE
Лица

Натали Портман – Superstar

«Я испытала... Совершенство. Я постигла его», – шепчет Нина, героиня ее оскароносной роли, перед тем, как погибнуть. Не случайно Даррен Аронофски на роль прекрасного лебедя выбрал именно ее. Наблюдая за ней, сидящей напротив меня за столиком в кафе на венецианской набережной и потягивающей зеленый чай, вдруг поняла, что Натали Портман и есть само воплощение совершенства: начиная с элегантного строгого черного платья от Dior с разрезами на рукавах и кончая аккуратным дневным макияжем, подчеркивающим утонченные черты лица и, особенно, идеальную линию губ – недаром Натали приглашают сниматься в рекламе губной помады. Вкус мировой славы ей знаком с 12 лет, но жертвой звездной болезни она не стала и после четверти века успешной кинокарьеры. За роль в новом фильме Vox Lux («Голос Люкс»), снятом на 35 мм, Натали прочат вторую золотую статуэтку. Мы побеседовали с ней о новой роли, о том, как удается совмещать карьеру и семью, где черпать вдохновение и почему так важно улыбаться.

О чем фильм Vox Lux и в чем состояла Ваша новая роль?

Я играю американскую поп-звезду Селесту, которая еще подростком чудом выжила после стрельбы в школе, устроенной ее одноклассником. Это повлияло на психику девочки, развило склонность к экстремальному образу жизни и сделало из тихой школьницы скандальную диву. Картина стала второй по счету режиссерской работой Брэйди Корбета. Сценарий он начал писать в 2015 году, когда полным ходом шла предвыборная кампания Дональда Трампа: ему захотелось создать портреты общества и своих современников. Карьера Селесты отмечена бурным подъемом и стремительным падением, а проходит на фоне таких чудовищных событий, как массовые расстрелы в американских школах, террористические акты, в частности 11 сентября 2001 года... Финансирование проекта складывалось непросто. Когда я еще только собиралась приступить к работе, мне несколько раз звонили и сообщали, что все отменяется, потому что отказывались инвесторы. Однако я решила поддерживать проект до самой его реализации. Съемки оказались самыми быстрыми в моей карьере: перед камерой я провела всего-навсего десять дней.

Вам сразу понравилась героиня или были другие причины для участия в проекте?

Должна сказать, что сюжет картины не самый оригинальный: талантливый ребенок рано становится звездой, но его карьера быстро идет на спад – в жизни такое происходит довольно часто. Мне было интересно работать с легендарной австралийкой Сией, которая написала песни и исполнила их за мою Селесту. Перед Сией стояла непростая задача создать песни для экранной Селесты, да так, чтобы они звучали, как настоящие хиты. Я никогда не мечтала быть поп-звездой, но примерить на себя эту роль было очень даже интересно. К тому же после «Черного лебедя» у меня не было возможности поучаствовать в музыкальном фильме, а здесь я снова танцую и даже как будто пою! Кстати, хореографом и в этой картине был мой супруг Бенжамен Мильпье. Было очень здорово работать с Бенжаменом, разучивать движения, не покидая дома.

Вы тоже начали свою карьеру довольно рано. Как Вам удалось избежать судьбы Селесты?

Думаю, что быстрые взлеты и падения, а также психическая лабильность и тяга к экстремальному образу жизни развиваются у тех детей, чьи родители и близкие пытаются извлечь выгоду из их успеха, сделать их талант источником своего финансового благосостояния. Как правило, дети не мечтают быть знаменитыми или много зарабатывать – они ищут у взрослых лишь любви, заботы и внимания. Очень печально наблюдать, как взрослые пытаются ими манипулировать! Ведь у детей нет опыта, они еще не могут этому противостоять. В обмен на любовь дети идут на поводу у корыстных родственников и в результате попадают в эмоциональную ловушку. Но в моей семье ничего подобного не было. У меня очень разумные и заботливые родители, никогда не проявлявшие особого желания стать частью моего бизнеса. Приоритетом для них всегда была моя безопасность.

В «Черном лебеде» у Вас образ интеллектуальной балерины, а в Vox Lux Вы предстаете в совершенно ином образе – задиристой, шумной, даже распущенной особы, тем самым демонстрируя иные грани своего актерского таланта...

Эта роль стала для меня одной из самых сложных, и не только потому, что по натуре я скорее тихий и деликатный человек. Основная трудность заключалась в том, что Селеста хоть и собирательный образ поп-дивы, но при этом вполне реальный персонаж, каких немало. В такой ситуации я всегда чувствую большую ответственность, понимая, что зритель будет сравнивать мою героиню с неким реальным прототипом. Поэтому мне пришлось помучиться над тем, как же сыграть одновременно икону и обычного человека, со всеми его слабостями.

Но разве «икона» и «человек со слабостями» – это не про Вас?

Не совсем. Потому что, даже если актриса известна, ее имидж отличается от имиджа поп-звезды. Она может прятаться за своими ролями, а в жизни быть обычным человеком. Актриса в современном кино – это вполне реальный человек, она может позволить себе выбежать на улицу в спортивном костюме, с наскоро собранными волосами, чтобы закупить продукты в ближайшем супермаркете. Она выходит замуж, растит детей и лишь иногда исполняет гламурные роли в кино или на сцене. Ведь функция актеров в том, чтобы изображать других. Поп-звезда – совсем иное дело: она всегда играет лишь саму себя, вернее, гламурную версию себя, а поддерживать такой имидж 24 часа в сутки очень сложно. Кстати, с детства я не любила быть на виду, хотя по натуре я человек открытый и общительный ‒ наверное, это оттого, что я росла и воспитывалась без братьев и сестер. В начальной школе у меня было много друзей, я любила приглашать одноклассников домой. Но когда мне исполнилось 12 лет и на экраны вышел фильм Люка Бессона «Леон», моя жизнь резко изменилась одноклассники перестали со мной разговаривать, девочки возненавидели, а бывшие друзья стали завидовать. Из-за этого мне пришлось поменять школу, и не раз. Позже я поняла, что прятаться от людей ‒ не решение моей проблемы. И я просто стала искать общения с хорошими, позитивными людьми, а связи с остальными сократила до минимума. В школьном возрасте у меня и без того хватало забот: я сидела на диетах, чтобы не набрать лишний вес, боролась с прыщами, а еще, как и все, училась и сдавала экзамены.

Что изменилось в Вашей жизни, когда Вы стали матерью? Как удается совмещать успешную карьеру и семейную жизнь?

Думаю, не будь у меня детей, я бы каждый день спала до полудня. Став матерью, приходится тщательно планировать свое время. Несмотря на хроническую усталость, я встаю очень рано, чтобы успеть переделать множество дел. Обычно я тщательно слежу за своим питанием, но с тех пор, как у меня появились дети, моим спасением стал утренний кофе. А если день выдается тяжелый, могу и побаловать себя порцией мороженого. Когда снимаюсь, у меня есть возможность обсудить график работы с режиссером и довести до него свои пожелания. А вот со своим собственным фильмом такой роскоши я себе позволить не смогла, так как пришлось совмещать функции режиссера и актрисы. К счастью, меня поддержал мой ответственный и заботливый супруг он взял отпуск и приехал в Израиль, где я снимала картину, чтобы ухаживать за мной и нашим сыном. В конце концов ему так понравилось сидеть дома и навещать моих многочисленных родственников, что однажды он мне заявил: «В следующий раз, когда тебе снова вздумается бросить семью, ты не беспокойся ‒ с нами все будет в порядке!». Кстати, а почему вопросы о детях и семье всегда задают женщинам, но не мужчинам?

Что Вас вдохновляет, доставляет удовольствие? Есть ли у Вас хобби?

Обожаю читать. Правда, в последнее время мне трудно уделить чтению более получаса в день. Очень долго моей настольной книгой была «Повесть о любви и тьме» Амоса Оза, по которой я и сняла свой фильм. Недавно я дочитала его последний роман «Иуда», а теперь поставила себе задачу перечитать все его произведения. После переезда в Лос-Анджелес мне все реже удается баловать себя походами в театр, за культурными впечатлениями я отправляюсь в Нью-Йорк. А в Париже я обожала бродить по маленьким улочкам, находить новые книжные магазинчики и букинистические лавки и подолгу задерживаться в них... В Лос-Анджелесе у меня немного другой образ жизни я увлеклась обустройством своего дома, который оформил американо-канадский архитектор Бартон Мейерс. Мне нравится его стиль: функциональность, чистые линии и вневременная классика. Новое жилье всегда привносит определенную праздничность, а также благотворно влияет на отношения с близкими.

Несмотря на большие нагрузки, Вы всегда прекрасно выглядите. Поделитесь секретом.

Проблема нашего общества в том, что мы каждый день пытаемся прожить по слишком высоким стандартам и, чтобы им соответствовать, находимся в постоянном напряжении. Мы изводим себя, а в жизни нужен баланс. Поэтому я всегда стараюсь выкроить денек для полного безделья. И не забываю отключить телефон, эту процедуру я называю мобильным детоксом. Думаю, что внешний вид отражает внутреннее состояние: согласитесь, ведь хорошо выглядеть чаще удается позитивным и благожелательным людям. К сожалению, живя в Париже, мне кажется, я разучилась приветливо смотреть на людей, мои редкие улыбки всякий раз обнаруживали во мне американку. Может быть, этому способствовал парижский климат, обилие пасмурных дней... Но как только я переехала в солнечный Лос-Анджелес, снова стала часто улыбаться. И это так поднимает настроение!

*Интервью опубликовано в 56-м номере