NARGIS
NARGIS MAGAZINE
Лица

Хиджаб освобождения

Когда она шествует по подиуму, прежде всего в глаза бросается ее гордая осанка, грациозная походка, серьезный не по возрасту взгляд, а уж потом одежда, закрывающая все тело, и наконец платок, покрывающий голову. Халима Аден, 21-летняя беженка из Сомали, – первая модель в хиджабе, подписавшая договор с международным модельным агентством, ее фото красуются на обложках самых известных модных журналов. Она также является послом доброй воли детского фонда ООН (UNICEF). Но ее дорога на подиум мировой моды начиналась далеко не гладко – с лагеря для беженцев, где она родилась и жила до семи лет...

Hаверное, сложно быть первой участницей, появившейся в хиджабе на конкурсе красоты Miss Minnesota USA, и вообще первой моделью в хиджабе?

Быть первой всегда нелегко. Новое, неизвестное всегда пугает – уже потому, что люди не знают, к чему это может привести. Также негатив возникает, когда кто-то и выглядит непривычно, и к тому же занимает нехарактерное для себя место. У любого известного человека в социальных сетях найдутся ярые недоброжелатели, но на один отрицательный комментарий приходится сотня положительных. Самое замечательное, что у меня никогда не возникает никаких проблем с работой: бренды и журналы, с которыми я работала, делали все, чтобы я чувствовала себя комфортно. Средства массовой информации рассказывают мою историю исключительно в позитивном ключе, и я поражена поддержкой фанатов по всему миру. Мне очень повезло.

Как Вы решили стать моделью? Намерены ли продолжать модельную карьеру? Может быть, это лишь начало чего-то большего?

Честно говоря, я никогда даже не мечтала о том, что чернокожая мусульманская беженка в хиджабе может стать моделью. Когда я росла, я ни разу не видела в журналах, на телевидении, на рекламных щитах женщин, которые бы выглядели или одевались так, как я. Конкурс Miss Minnesota USA открыл мне путь в индустрию, где такие женщины, как я, никогда раньше не были представлены. Внимание международной прессы после моего выступления в хиджабе и буркини на конкурсе купальников привлекло ко мне крупнейшие имена в индустрии развлечений. Моя жизнь быстро изменилась: от уборки больничных палат после уроков в колледже города СентКлауд, штат Миннесота, до выходов на подиум для именитых дизайнеров и появления на обложках многочисленных модных журналов. Когда я впервые встретилась с моим модельным агентом из IMG Models, я дала им понять, что моей конечной целью будет когда-нибудь вернуться в мой лагерь в Кении, чтобы дать надежду этим детям, и что я хотела бы сотрудничать с организацией, которая помогла мне, когда я была маленькой девочкой, – с UNICEF. Прошлым летом я побывала в Какуме, моем лагере беженцев при UNICEF, и выступила на TED Talk. Несколько недель спустя меня назначили послом UNICEF, и теперь я планирую новую поездку, чтобы своими глазами увидеть их работу для детей по всему миру. До сих пор я лично видела работу UNICEF на южной границе Мексики, в Кении, а также на Капитолийском холме в Вашингтоне.

«Звезда подиума, ломающая стереотипы», – так Вас называют. А Вы сами чувствуете себя звездой?

Мне очень повезло: в совершенно чуждой мне сфере я смогла добиться успеха на собственных условиях, оставаясь верной своим личным убеждениям и пониманию моей мусульманской веры. Моим девизом всегда было: «Не меняйся сам, меняй игру!». Я думаю, что мне удалось это сделать, изменив восприятие мусульманских женщин.

Поддержали ли Вас родные? Удалось ли изменить отношение мамы к Вашей работе?

Неизвестное может пугать, но теперь мои любимые, которые раньше, бывало, колебались, уже знакомы с тем, чем я занимаюсь, когда путешествую по работе, и знают, что я не снимаю хиджаб. Больше всего мама гордится моим партнерством с UNICEF, чего не могло бы быть в таком масштабе, если бы не моя модельная карьера. Прошлой осенью я показывала ей обложку CR Fashion Book, где мы с Джиджи Хадид были в футболках UNICEF, и это было важным моментом и для нее, ведь она знает, что такое UNICEF и что они сделали для нашей семьи.

Сейчас в модельной индустрии эпоха диверсификации. Считаете ли Вы, что хиджаб проложил себе дорогу на мировой подиум и уже в ближайшем будущем модели в хиджабе станут чаще участвовать в модных показах?

Думаю, мы скоро увидим больше моделей в хиджабах. Дизайнеры признают большой рынок, в основном на Ближнем Востоке, где мусульманские женщины хотят одеваться модно и имеют средства для этого. Кто не может представить себя в какой-то одежде, тот просто не покупает ее. Но стоит людям увидеть в рекламе или на подиуме кого-то похожего, и все встает на свои места. Не знаю, приветствовала ли fashionиндустрия моделей в хиджабе до меня или просто женщины в хиджабе никогда не пробовали себя в этой индустрии, потому что ждали, когда их пригласят, вместо того чтобы самим требовать свое место...

Хотите ли Вы быть образцом для подражания? Кто для Вас такой образец и почему?

Я никогда не претендовала на звание идеальной мусульманки, но прилагаю все усилия, чтобы просто оставаться собой и быть доброй ко всем. Да, я хотела бы быть примером для других молодых девушек и всегда стараюсь не забывать, что они на меня смотрят. У меня самой примеров для подражания много – это моя мама, модели Эшли Грэм и Иман, мои прежние учителя, прежние социальные работники, моя женская менеджмент-команда, мои друзья...

Вы сказали, что хотели бы вернуться в Какуму, работать с детьми-беженцами. Как Вы думаете, как можно им помочь лучше: работая с ними в лагере или рассказывая их историю на международном уровне?

Я всегда думаю о том, как связать все воедино, и хочу сделать все от меня зависящее, чтобы дать надежду детям Какумы. Побывав там прошлым летом, я была поражена тем, что многие дети мечтают стать пилотами. Я сразу же подумала о своих рабочих отношениях с Etihad Airways и попросила команду IMG связаться с ними, чтобы узнать, не могут ли их пилоты писать письма детям Какумы или отправлять фотографии с работы. Важно рассказывать и истории этих детей, и мою всем, кто захочет слушать. Я же хочу, чтобы дети Какумы знали, что они не забыты.

Чему научила Вас жизнь в лагере беженцев, что было бы полезно знать всем?

Будучи детьми, когда у вас нет ничего материального, вы вскоре понимаете, что друг у друга есть вы сами. В лагере беженцев не было каких-то обособленных группировок ‒ мы играли все вместе, мы были одним целым.

Однажды Вы сказали, что жизнь после лагеря не стала легче. Что же было самым трудным в Вашей новой жизни в США? Чувствовали ли Вы себя угнетенной из-за хиджаба?

Главной сложностью был языковой барьер. К сожалению, в Сент-Луисе, штат Миссури, где я оказалась, в школе не было программы продвинутого изучения английского языка, так что я просиживала в классе день за днем, ничего не понимая. Сам район был похож на лагерь: улицы были бедные, по ночам постреливали... Лишь через полгода моя мама узнала, что многие сомалийцы осели в Сент-Клауде, и мы перебрались в Миннесоту. Я принялась за английский, а учителя делали все, чтобы помочь мне, занимались со мной даже в обеденный перерыв и после школы. Но в Миннесоте нас ожидала еще одна трудность – снег и холод, к которым мы не привыкли. Когда я начала носить хиджаб в средней школе, меня начали было дразнить. Но я очень гордилась своим хиджабом, так что поддразнивание меня хотя и раздражало, но угнетенной я себя не чувствовала.

Когда Вы посещаете лагерь беженцев, как они реагируют, узнав, что Вы не просто известная персона, но и сами из их числа?

Они, конечно, бывают удивлены. Думаю, именно это позволяет им открыться мне. У них всегда куча вопросов, некоторые хотят произвести на меня впечатление своим английским или прыжками со скакалкой. А однажды я встретилась с... «мисс Какумой», победительницей конкурса красоты, организованного в лагере беженцев. Ее сестра выступила в роли дизайнера, сама сшила одежду. Было очень здорово видеть в лагере девушек, увлеченных тем же, чем я занимаюсь в США!

Что UNICEF дал Вам в детстве? И чем Вы теперь делитесь с детьми-беженцами в качестве Посла доброй воли?

Сотрудники этой организации были с нами и дали мне надежду. Будучи маленькой девочкой, родившейся в лагере, я не знала, чем именно они занимаются, но твердо знала, что хочу стать одной из них, когда вырасту. Я хотела помогать людям в лагере, и я помогаю.

Молодые мусульманки в мире моды делают много для мусульманских женщин – от смайликов в хиджабе до обложек известных журналов. Но не все мусульманки поддерживают эти старания. Чем Вы это объясните?

Я могу это объяснить только страхом перед неизвестным. Вместо того чтобы узнавать что-то новое, люди спешат осуждать, основываясь на старых догмах, словах родителей или на том, что они читали или видели по телевизору. Каждый практикует свою религию по-своему, и это прекрасно, что мы живем в мире, где каждый может это делать. В принципе это даже нормально, что некоторые мусульманки не поддерживают то, что делаю я, ‒ это их право, я не возражаю. Да, я мусульманка, но прежде всего я человек и уважаю людей, относящихся к вещам как-то иначе. Я могу не носить шорты или короткие топы на публике, но поддерживаю женщин, которые в этих вещах чувствуют себя уверенными и красивыми. Женщины, я считаю, должны ревностно защищать интересы друг друга, быть единомышленницами. Женщины, поддерживающие других женщин, ‒ вершина моей мечты!

ЧТО ДЛЯ ВАС КРАСОТА?

БЫТЬ ЛУЧШЕЙ ПОДЛИННОЙ ВЕРСИЕЙ СЕБЯ!

ВАША ЛЮБИМАЯ КНИГА?

КНИГА ЭШЛИ ГРЭМ.

ЧТО ВАС СМЕШИТ?

МЕМЫ.

КАКУЮ МЕЧТУ ВЫ ХОТЕЛИ БЫ ОСУЩЕСТВИТЬ В БЛИЖАЙШЕМ БУДУЩЕМ?

НАПИСАТЬ КНИГУ И СТАТЬ ЛИЦОМ РЕКЛАМНОЙ КАМПАНИИ КОСМЕТИЧЕСКОГО БРЕНДА.

О ЧЕМ ВЫ МЕЧТАЕТЕ КАК МОДЕЛЬ?

О ПАРИЖСКОЙ НЕДЕЛЕ МОДЫ.

А О ЧЕМ ВЫ МЕЧТАЕТЕ КАК МУСУЛЬМАНКА?

ПОКАЗАТЬ МОЛОДЫМ ДЕВУШКАМ, ЧТО ОНИ НЕ ОБЯЗАНЫ БЫТЬ КАК ВСЕ И СООТВЕТСТВОВАТЬ СТЕРЕОТИПАМ

Из биографии Халимы Аден:

Семья Халимы бежала из Сомали, где с 1988 года не прекращается гражданская война. Халима родилась 19 сентября 1997 года в Какуме, Кения, в лагере беженцев.

2004 ‒ переезд с семьей в США.

2016 ‒ участие в конкурсе Miss Minnesota USA, где Халима стала первой участницей, вышедшей на подиум в хиджабе и буркини.

2017 ‒ подписание трехлетнего контракта с международным модельным агентством IMG Models.

2017 ‒ дебют в качестве модели на показе коллекции Yeezy Season 5 Канье Уэста. За этим последовали показы Max Mara, Philipp Plein, Dolce & Gabbana и др. Халима Аден стала первой в мире моделью в хиджабе и первой моделью в хиджабе, появившейся на обложках американских журналов CR Fashion Book и Allure, Vogue для ОАЭ и Великобритании, британском Glamour и Elle, а также первой моделью, позирующей в буркини для американского журнала Sports Illustrated и других известных изданий.

2018 ‒ встреча в лагере Какума с беженцами и выступление на TED Talk.

2018 ‒ Халима стала самым молодым Послом доброй воли UNICEF. Она решила сфокусировать свое внимание на защите прав детей.

*Материал опубликован в 60-м номере.