NARGIS
Az En
NARGIS MAGAZINE
Лица

Страсти монументалиста

Несколько лет моей студенческой жизни я каждый день, идя на занятия, проходила мимо памятника Гусейну Джавиду, и он всякий раз поражал меня своей монументальностью. Невозможно было не залюбоваться тем, как, словно в бешеном вихре, перемешались Иблис, Сиявуш, Хайям, Безумный Князь и другие персонажи поэта, в то время как сам он, объятый невыразимой грустью, погружен в глубокое раздумье над трагическими коллизиями своей жизни и судьбами Родины...

Годы спустя автор этого памятника галантно поцелует мне руку после нашего разговора. Миновавший отметку 90, познавший счастье и утраты, он предстанет передо мной простым, улыбчивым и немного смущенным от излишнего внимания к своей персоне. Удивительно было видеть, как прославленный ваятель, рассыпавший свои внушительные работы по всему Баку (и не только), смахивает невольную слезу и… без устали иронизирует над самим собой. Как в человеке, посвятившем себя служению холодной, застывшей форме, умещается столько разных эмоций?

Итак, перед вами Омар Эльдаров – художник, который всю свою жизнь облагораживает облик Баку, стараясь сохранить его богатую историю. Следуя совету великих отсекать все лишнее, я и в этой беседе с ним отсеку свое авторское «Я», чтобы оставить читателя наедине с героем интервью и его эмоциями.

dsc06355_copy

БЕЗВОЗВРАТНО

Время было такое... разное. Пока я катался на крыше поезда, другие сидели в окопах. Но я бы с радостью вернулся в свое прошлое, прямо в первый класс... Передо мной открывался такой долгий, насыщенный путь, много новых лиц, много смеха... А я ведь был шалун. Хоть и самый маленький в классе, обожал цепляться к самому рослому, в школе такие, как правило, бывают немного тугодумами. И однажды он меня чуть не убил. Я все шутил над ним, издевался, а он молчал-молчал, а потом схватил, кажется, чернильницу – да как запустит в меня! Я еле увернулся. Чернильница разбилась вдребезги. Больше я и не смотрел в его сторону.

ВДОХНОВЕННО

Я не задумывался о конкурентах. Новизна – вот что меня притягивало, точнее, настраивало на творчество. Глину домой не потащишь, а простого пластилина в магазинах было не найти... И вдруг мальчику дают эту самую глину и говорят: деточка, вылепи яблочко! А если после этого еще и похвалят – он вам впридачу и голубя вылепит... Но главное – его вдохновляет сам процесс. Так моя первая учительница, давшая мне глину в первый раз, подкрепила мои творческие амбиции, хотя до этого я только рисовал.

dsc06083n_copy

МАКСИМАЛЬНО

У детей еще нет «профессиональной скромности». Если ребенок занимается спортом, то верит, что обязательно станет чемпионом мира. Вот и я из тех детей, что верили. Грезил о Петербурге, видел его на картинках, создавал свой образ по рассказам отца...

Прекрасный город, повсюду здания с колоннами... Правда, многое тогда реставрировали, восстанавливали. И все же я так мечтал о Питере!

dsc06273_copy

НЕВЕРОЯТНО

В Баку тогда колоннад вообще не было, памятников  – единицы. А мне, совсем ребенку, говорили: ты еще мал (я и сейчас не вырос, но имелся в виду символический возраст), а вырастешь – будешь ходить по улицам своего города, по площадям, любуясь своими работами. Я этого не мог даже представить себе! Сейчас такого чувства нет, все довольно быстро остыло, после первого же памятника. Теперь я отношусь к своим работам совершенно спокойно – как зритель, как любой житель города. Другое дело, что каждый раз, проходя мимо, думаю: сейчас я сделал бы иначе! Чего-то, вижу, не учел, где-то недоглядел, а что-то и просто больше не нравится. Мысли профессиональные, и они огорчают.

БЕСПОЛЕЗНО

Бесполезно вести какие-то переговоры с Министерством образования. Специфика творческих вузов не учитывается, а мы ведь по структуре, по регламенту в корне другие! Во всех университетах – аудитории: сидят студенты с блокнотами и ручками, записывают лекции. У нас же сплошь мастерские, где нужен особый материал, где несколько преподавателей у станка, а студенты у мольбертов. В учебных программах слишком много текста: меняйте, предлагайте, создавайте! Наряду с громкими фразами – приблизительные таблицы, для ориентира, мы их принимаем к сведению, не более. И ориентиры эти лишь для тех, кто делает в искусстве первые шаги.

dsc06179_copy

РАВНОДУШНО.

Какой художник все шесть лет учебы проводит в стенах здания? Какой он живописец, какой пейзажист? Идеальный вариант для художника – половину времени проводить в помещении, а половину на природе. Саттар Бахлулзаде вообще ничего не писал в четырех стенах, только под открытым небом. Как тут быть? Никто не хочет браться за решение этой проблемы, и все стоит на месте.

БЕСКОНЕЧНО

Монументальное произведение воплощает сразу несколько идей: политическую, патриотическую, даже религиозную. А составляющих смысла и назначения памятника бесконечно много: он должен быть красивым, просвещать, прививать людям благородство, отражать общечеловеческие ценности...

Дидактическое значение очень велико, ведь статуя принадлежит всем – не только жителям города, но и его гостям.

dsc06193_copy

НЕПОЗВОЛИТЕЛЬНО

Работе с камнем предшествует долгая работа с глиной – создав первоначальный образ, я стараюсь придать ему нужные черты, отразить его манеру двигаться, говорить – эти моменты ведь хорошо улавливаются... Камень – это уже больше техника. Представьте каменную глыбу, на которой вы хотите поставить точку носа. Эта точка высчитывается в соотношении с другой точкой строго академически, а как художник я знаю, что теплый цвет будет выглядеть максимально выигрышно, если рядом будет холодный. Академист не может импровизировать на камне, тут все строго по точкам – ошибиться никак нельзя!

БЫСТРОТЕЧНО

Много любимых моментов, как и в любой другой работе. Процесс как подсознательный, так и сознательный.

Конечно, важны и навыки, и пробы, но часто на сцену выступает именно подсознание. Такая радость, если в мыслях что-то получилось! Но длится эта радость порой совсем недолго: утром приходишь в мастерскую и понимаешь, что преувеличил в голове, что «самое то» уже не такое идеальное. Все сложно... Порой в мыслях сложнее, чем в реальности.

dsc06123_copy

РАДИКАЛЬНО

Скульптура – вещь скупая. Две руки, две ноги, голова. Авангардист может расположить голову в кармане, заявив: «Я так вижу, тут глубокий смысл!». В академическом плане тяжело придумать что-то новое, это очень сложные поиски, но я всегда пытаюсь. Первоначальные задумки меняются бесконечно и радикально. Правда, есть такие персонажи, где и не надо ничего придумывать –  столь сильна их энергетика, динамика, пластика.

РЕВОЛЮЦИОННО

Разрушить! Разрушить! В начале XX века весь мир был настроен революционно. К этому шли веками: смена форм труда, оплаты, системы, идеология «отнять у хозяев – передать рабочим»... Почему все страны, где появился рабочий класс, оказались революционно настроенными?

Тогда все было горячо... Как только привезли останки Гусейна Джавида из Сибири, я стал общаться с его дочерью, изучать материалы. То, что человек был писателем, в то время уже означало, что он вовлечен в политический круговорот, даже будь он вне политики – а все творчество Гусейна Джавида свидетельствует об этом. Но аполитичность приравнивалась к вражеской идеологии. Я уверен, весь тогдашний Союз писателей одобрил его арест... У меня Гусейн Джавид не стоит на обычном постаменте, вокруг него – вихрь из известных персонажей и событий. На такую композицию меня натолкнул весь непростой сюжет его жизни.

dsc06329_copy

НЕСЧИТАНО

Вопросов за мою жизнь мне было задано несчитанное количество... «Неудобных» не припомню, зато помню те, на которые трудно было ответить однозначно.

НЕПРОСТИТЕЛЬНО

Творчество, власть, фатум – все ведь перемешано!

Вот Самир Качаев только-только завершил первую стадию учебы, поступил в магистратуру, и вдруг его забирают в армию. Непростительная ошибка военной администрации: нельзя было посылать в горячую точку человека, который не был кадровым военным! Срок же совсем короткий, он не успел приобрести даже начальные навыки военного. Может, надо было залечь, спрятаться, а он, как Болконский, стоял и смотрел на снаряд... Я не говорю, что надо было отправить под пули вместо него другого. Но, может, другой был бы более опытным, обученным... Судьба ли это? Да. Промах властей? Да.

dsc06201_copy

ПРОВИНЦИАЛЬНО

Не в обиду будь сказано, есть у нас такое качество – провинциальность. И распространяется оно в какой-то степени буквально на все. Мы очень исполнительны и до ужаса послушны. Договорившись о чем-то на каких-то уровнях, мы обязательно не просто выполним, а перевыполним – это в нашем характере, наверное. Когда начали возводить «хрущевки», строительные нормативы были даны совсем другие, потом их не раз меняли – в сторону уменьшения, так мы и это перевыполнили!

АМОРАЛЬНО

Самый аморальный народ – застройщики. Я не про архитекторов или строителей, а про заказчиков. Их ничего не интересует, кроме наживы. Если им помешает памятник, то они, не задумываясь, снесут и его. Так я нашел на свалке свой памятник Азиму Азимзаде. Там была целая композиция, но, пока спохватились, было поздно. Кто снес? Застройщик. А вместо него поставил китайский фонтан, каких тысячи по всему городу. Этот памятник был поставлен по инициативе Гейдара Алиева – он это поручил Гаджибале Абуталыбову, только приступившему к должности. Когда памятник был готов, президент пришел на его открытие, поблагодарил, сказал: хороший памятник... Я не могу защищать все свои памятники, уже ставшие частью истории города. Ничего не спросив, не узнав, просто взяли и выбросили...

dsc06246_copy

НЕИЗБЕЖНО

Баку как женщина, по-своему всегда красивая. Где он, зеленый Баку с плоскими крышами? Бывало, поднимешься на крышу, встанешь и любуешься! Сейчас ничего не увидеть. Облик Баку меняется. Жаль, конечно, но это неизбежно, и мы никуда от этого не денемся. Много хорошего: живописная бухта, вокруг горы амфитеатром... Но раз уж перестраиваете город – надо все учитывать! У нас есть специальные органы, которые должны этим заниматься, но они постоянно под давлением – и меркантильным, и служебным. Вот и допускают ошибки...

ОШИБОЧНО

Во многих местах, скажем, Старого города (Ичери Шехер) здания расположены так же, как и при былой одноэтажности. На некоторых улицах тротуар не занимает и метра. Машины хоть и могут разминуться, но стоит одной припарковаться – и остальным уже невозможно проехать. Ну, а многоэтажные дома строят просто лицом к лицу – окно смотрит в другое, напротив, и двор узкий – куда вы машину поставите? Допустим, нет у вас машины, но даже с такси не сойти – сзади сразу начнут гудеть. Это же некомфортно, некрасиво, вредно для здоровья, для нервов! И таких ошибок тысячи.

ИГРИВО

Меня не обижает то, что мое имя остается «за кулисами». На бронзовом памятнике Натаван я даже имя свое сам не указал, хотя и положено. Зачастую забываешь об этом. Но иногда все же напоминаю о себе, если есть повод. Как-то зашел в магазин, внутри – молодые женщины, что говорить, хороши собой... А сколько вам лет, спрашиваю. Допустим, они 75-го года рождения. А я сразу: в том году поставили такой-то памятник... Они ошарашены: как?! А мне приятно! 

dsc06310_copy

Омар Эльдаров - народный художник Азербайджана, скульптор-монументалист, заслуженный деятель искусств, академик, кавалер ордена «Гейдар Алиев», ректор Азербайджанской Государственной академии художеств.

Некоторые даты творчества:

1955 - надгробие Узеира Гаджибекова

1960 - памятник Натаван

1963 - памятник Физули

1965 - портрет Саттара Бахлулзаде (первый вариант) и

композиция «Нефтяники моря»

1968 - портрет Саттара Бахлулзаде (второй вариант)

1973 - памятник Гасан беку Зардаби

1978 - памятник Садриддину Айни в Душанбе

1980 - памятник Авиценне в Душанбе

1984 - портрет Ниязи и надгробие Вагифа Мустафазаде

1987 - памятник Гейдару Алиеву в Нахчыване, памятник

Муслиму Магомаеву, памятники Махатме Ганди и

Рабиндранату Тагору

1989 - мемориальный памятник «Элегия», надгробие Ниязи

1981 - надгробие Сулеймана Рагимова

1993 - памятник Гусейну Джавиду

1994 - надгробие Шихали Гурбанова

1995 - надгробие Зарифы ханум Алиевой

1996 - надгробие Рашида Бейбутова

1998 - надгробие Гасана Алиева

2000 - надгробие Зии Буниятова

2001 - надгробия Юсифа Самедоглу, Сулеймана Рустама и

Тофика Гулиева

2001 - памятник Гейдару Алиеву в Карсе

2001 - памятник Ихсану Дограмаджи в Анкаре

2001 - памятник Азиму Азимзаде

2009 - надгробие Муслима Магомаева

2010 - памятник Мустафе Кемалю Ататюрку

2011 - памятник Амине Дильбази

2013 - памятник Николе Тесле

2017 - памятник Ниязи

 

ИНТЕРВЬЮ АРЗУ ДЖАИД ФОТО АДЫЛЬ ЮСИФОВ