NARGIS
NARGIS MAGAZINE
Интервью с редактором

Покоритель мира

Родившаяся из древних храмовых песнопений жрецов-мугов эта музыка и сегодня несет в себе мистический заряд. Конечно же, речь идет о мугаме. А исполнители мугама, ханенде, и по сей день силой своего голоса возносят слушателей до божественных высот, открывая им иное измерение.

Чарующая магия голоса Алима Гасымова уже покорила весь мир. Наш разговор с ханенде получился как музыкальная импровизация: ни заготовленных вопросов, ни заученных фраз. Только искренность и непосредственность, которые всегда непредсказуемы, как и та гениальная музыка, исполнителем которой является Алим.

Что Вы больше всего не приемлете в своем характере?

Больше всего не люблю свое неумение ждать. Очень часто ругаю себя, когда проявляю нетерпение. Но бывают моменты, когда я сам поражаюсь своей выдержке, и чувствую удовлетворение, что смог преодолеть этот свой порок.

Но, наблюдая Вас на сцене, складывается впечатление, что ханенде обладают колоссальным терпением…

Дело в том, что во время исполнения мугама идет битва за жизнь, за дыхание… И только когда мое сознание отключается, я сдаюсь и становлюсь ничем – именно в этот миг рождается эта сказочная музыка. А если планировать, загадывать наперед, то ничего не получится. Возможно, поэтому людям кажется, что я трансформируюсь во время исполнения, и мое терпение непоколебимо. На самом же деле, я просто нахожусь во власти музыки. Человек всегда одержим борьбой, зачастую с самим собой, и меня радует, что во время исполнения мугама, я и мои слушатели обретаем гармонию.

Но как Вы объясните всеобщую убежденность в том, что Алим Гасымов поет, находясь в ином измерении?

Это необъяснимо. В данном случае я всего лишь подчиняюсь стихии мугама и музыки в целом. Вы же знаете, как включать и выключать свет? Вот и у меня на сцене тоже есть включатель и выключатель. Но, если в случае со светом вам известен механизм его работы, то здесь он закодирован. И неизвестно, как это работает. Но как только этот механизм приходит в действие, зритель моментально подпадает под его влияние. По завершении программы ко мне часто подходят люди и признаются, что мое исполнение унесло их за облака, некоторые плачут, приближаются к Богу, проходят очищение. Это слезы от соприкосновения с некой высшей силой, которую невозможно увидеть, можно только почувствовать. Я дошел до уровня, что, даже будучи на сцене перед тысячной публикой, исполняю все же для себя. Все лучшее человек делает для себя, и соответственно это происходит от души, а зрители это чувствуют. Вы наверняка слышали о медитативном танце суфиев?

Да, конечно – дервиши безостановочно крутятся вокруг своей оси…

Именно! В какой-то момент они ловят свой код, и их сознание отключается. И поэтому они могут уносить зрителя в другое пространство. При исполнении мугама происходит то же самое. Главное – подобрать верный код.

Приходилось ли Вам бороться с собой?

Постоянно, это часть моей обыденной жизни. Люди думают, что я особенный, но я такой же, как и все. Деньги, пища, богатства мира – человек всегда подвержен искушениям. Но самая главная борьба человека – это борьба с собственными демонами.

Чем можно удивить человека, наделенного таким талантом, как у Вас?

Меня может удивить и порадовать самое простое: улыбка младенца, искреннее слово, поступок. Все, что исходит от души, изумляет и дарит позитивные эмоции.

Как Вы отличаете искренность от фальши?

Это очень сложно. Я до сих пор не научился читать сердца людей. Возможно, вам покажется это странным, но я действительно верю людям. Поэтому и оставляю все на человеческую совесть…

А когда пришла уверенность в себе, или она всегда была?

Нет, не всегда. Но я всегда верил в Бога и в то, что Он во всем мне помогает. В самые сложные моменты моей жизни я понимал, что без Божьего позволения и благословения я – никто. И в жизни и на сцене я всегда чувствую Его присутствие и поддержку.

dsc_1045_bw_copy

Мне кажется, раз Всевышний наделил Вас таким талантом, то Алима Гасымова с уверенностью можно назвать любимчиком Бога…

Думаю, Всевышний каждого человека наделил определенным талантом, но люди не понимают и не осознают этого. Мне и в голову не приходило, что когда-либо я получу признание и завоюю уважение стольких людей. Я и мечтать о таком не мог. Но раз уж Он так распорядился, мне осталось лишь с благодарностью принять и беречь свой дар.

Какова Ваша жизненная философия?

На многих я произвожу впечатление сложного человека. На самом деле это не так. Я родился в деревне, там все просто. Я рад, что смог сохранить эту простоту и по сей день. Моя жизненная философия – это простота и искренность. Я не делаю то, что доставляет мне дискомфорт, и предпочитаю при любых обстоятельствах оставаться собой.

Насколько мне известно, у Вас было много интересных случаев во время гастролей по миру.

Случаев было действительно много. Например, однажды ко мне подошла одна очень интеллигентная француженка и призналась, что очень любит симфоническую музыку. Но именно мугам научил ее ощущать все по-новому, с большей чувственностью и мощью. В Америке люди выходили из концертного зала в слезах. А после одного из выступлений нашего коллектива знаменитый во всем мире американский виолончелист китайского происхождения Йойома включил нас в свою программу, и мы объездили с ним практически все Штаты. У нас была семиминутная партия во время каждого его концерта.

Когда Вы впервые почувствовали силу своего голоса?

Это произошло после экзамена в музыкальном училище имени Асафа Зейналлы. После чего я занял призовое место на музыкальном конкурсе. Тогда пришло осознание, что мой голос ̶ это подарок судьбы, который я обязан совершенствовать.

Во время провождения Фестиваля Мугама в Баку я узнала, что даже в европейских странах исполняют мугам. К примеру, испанские цыгане…

В каждом уголке планеты, в частности, в фольклоре присутствуют элементы мугама. Это та самая музыка, которую я называю «состоянием». Она звучит в различных интерпретациях, по-разному называется, но в целом едина.

Нуждаетесь ли Вы в музе, во вдохновении?

Любой творческий человек нуждается во вдохновении. Но для меня муза должна быть не земной, а божественной. Любовь человека сегодня есть, а завтра ее может и не быть. А любовь Бога вечна. Поэтому мое вдохновение – это Его любовь, моя муза – это ощущение близости с Ним, моя высшая ступень удовлетворения – это Его присутствие везде и во всем.

Вы когда-нибудь хотели покинуть сцену и перестать исполнять мугам?

Знаете, если бы Вы не задали мне этот вопрос, я бы никогда не осмелился заговорить на эту тему, потому что это было бы неуважительно к поклонникам моего творчества, ценителям мугама. Но признаюсь, были моменты, когда я хотел все бросить. Но Всевышний мне всегда посылал знак, причину, из-за которой я оставался.

Как Вы относитесь к синтезу мугама с современными музыкальными направлениями, например поп или рок?

Я всегда за новшества и поддерживаю всех тех, кто пропагандирует мугам путем других музыкальных направлений. Получается обоюдный обмен крыльями, и этот полет прекрасен!

*Номер опубликован в пятом номере