NARGIS MAGAZINE
Культура

La Biennale Arte 2019

Ожидание Venice Biennale Arte этого года, девизом которой стало пожелание «Да доведется тебе жить в интересные времена», было на редкость волнующим и обещавшим высокое эстетическое удовольствие – начиная с того момента, когда куратором был объявлен Ральф Ругофф и мир искусства затаил дыхание, ожидая его первых решений в новой должности, и до интересного времени, проводимого в бесконечных очередях перед павильонами. Посетители коротали часы в разговорах, находили новых друзей и нетерпеливо ожидали тех счастливчиков, что выходили с показов, словно загипнотизированные, восклицая: «Это стоило ожидания!».

Президент Венецианской биеннале Паоло Баратта подчеркивает, что оборот «интересные времена» означает времена тяжелые, даже грозные и мрачные. Эту фразу впервые использовал в своем выступлении сэр Остин Чемберлен, английский политик, считавший ее древним китайским проклятием, а услышал он ее в 30-х годах прошлого века от служившего в Азии британского дипломата. Китайский первоисточник этой фразы все еще не установлен, что, к сожалению, не отменяет того факта, что именно такое «интересное время» выпало и на нашу долю... Ральф Ругофф, в свою очередь, избрал это выражение, чтобы подчеркнуть, что мы живем в эпоху ложных новостей и дезинформации. Он призвал всех и каждого остановиться, оглянуться, переоценить собственные ценности и даже, возможно, поменять свой образ мышления.

Но вернемся к ожиданиям. Почти все представленное на Биеннале было проникнуто ожиданием перемен, которые сделали бы наш мир лучше. Куратор сфокусировал внимание на художниках, считающих себя предсказателями возможных и приближающихся опасностей, а искусство ‒ средством предостережения и передающих свободным языком искусства социальную ответственность, включающую как критику настоящего, так и растущее беспокойство за будущее. «Возможно, искусство способно стать своеобразным руководством в том, как жить и мыслить в интересные времена», ‒ говорит господин Ругофф, сокративший количество художников-участников и предложивший каждому выставить по две работы: в парке Джардини и в здании старого Венецианского Арсенала. Тем самым он дал художникам не только более широкую аудиторию, но и возможность представить более широкий взгляд на их творчество. Хотелось бы отметить критические и впечатляющие работы Коракрита Арунанондчаи, Джимми Дархэма, Шилпы Гупты, Фриды Орупабо, Сохам Гупты, Сунь Юаня и Пэнь Юя, Кэрол Бове, Кэлила Джозефа, Занеле Мухоли, Артура Джафа, Лю Вэя и Нила Белуфа. Кроме того, мы не можем не снять шляпу перед павильонами таких стран, как Гана, ОАЭ, Литва, Польша, Дания, Бразилия, США, ЮАР и Корея.

ZEITGEIST 19 побеседовал с художниками, участниками и кураторами Biennale Arte 2019 и сопутствующих мероприятий, чьи работы посвящены переменам в обществе и природе. Это диалоги о том, как искусство может служить руководством в жизни и как оно отражается в окружающем нас мире, а также о настоящем времени и его тревогах. Ведь, независимо от подлинности древнекитайского проклятия, трудно не согласиться, что мы действительно живем в интересные времена!

Лоренцо Куинн, Италия, скульптор «Возводя мосты»

Как Вы отвечаете на вопросы нашего времени в своей работе «Возводя мосты»?

Все, что я делаю, призвано передавать некое универсальное послание. Моя предыдущая работа называлась «Поддержка» и была призвана привлечь внимание к проблеме изменения климата. Но, конечно же, чтобы что-то сделать с этой проблемой, надо работать всем вместе. Это и подсказало мне идею скульптуры «Возводя мосты». Возводить мосты – значит действовать. Давайте действовать, давайте что-нибудь сделаем с этим! Шесть мостов в моей скульптуре воплощают каждый свой смысл: надежду, помощь, веру, мудрость, дружбу и любовь. Их шесть, потому что мы все живем на пяти континентах и есть один мост, который называется «Любовь», объединяющий всех.

В чем для Вас заключается преобразующая сила Искусства?

Я верю, что Искусство обладает силой передавать очень важные и значимые послания, возможно, даже невыразимые словами. Когда вы что-то видите, это «что-то» воздействует на вас. Представив проект «Поддержка», я не раз выслушивал чудесный комплимент: разные люди говорили мне, что моя работа повлияла на их повседневную жизнь. Сама идея перемен и то, что люди могут достичь фантастических успехов, работая вместе, ‒ не проявляется ли и в этом преобразующая сила Искусства?

Ральф Ругофф считает, что искусство может служить руководством в том, как жить и мыслить в «интересные Времена». Согласны ли Вы с тем, что на плечи художника возложена ответственность определять проблемы современности и доносить их до окружающих?

Я не думаю, что художник в ответе за это. Искусство не может решить все проблемы мира. Мы, художники, такие же люди, как и все, мы лишь по-другому выражаем наши мысли. Но я не могу закрывать глаза на то, что происходит в мире, и когда у меня появляется шанс рассказать об этом, я его не упускаю.

С завтрашнего дня множество людей увидит Вашу работу. Каких эмоций Вы ждете от зрителя? Что, по-Вашему, люди вынесут из общения с Вашим творчеством?

Я надеюсь, что люди поймут послание, которое я хотел передать: разрушение разделяющих нас стен, общение, взаимопомощь. Ведь вместе мы сильнее! Человеческий род всегда выигрывал от взаимодействия между различными культурами, и сама Венеция – великолепное доказательство этому.

Нуджумаль-Ганем, ОАЭ, поэт и кинорежиссер, «Прохождение»

Можете рассказать чуть подробнее об изобретенном языке в Вашей работе?

Я работала с актрисой, у которой есть свой опыт и свои вокальные навыки. Когда мы работали вместе, я хотела записать лишь сам голос. Тогда она заговорила на непонятном языке. Со стороны можно подумать, что это какой-то язык, но на самом деле это не так. Работая над фильмом, мы решили, что нужно выйти в новое измерение, сделать что-то отличающееся, но это не должно быть связано с географией или национальными границами. Мы хотели показать душу человека, его самовыражение, его уникальность. И вот главная героиня, чувствуя необходимость выразить себя, начинает петь на этом непонятном языке. Было необходимо подчеркнуть, что это не какой-то национальный язык, а выражение индивидуальности, без всяких ярлыков.

Что же переживает главная героиня?

В своей жизни героиня проходит несколько испытаний, те же самые, что проходит каждый из нас. Порой вы чувствуете себя не на своем месте в своем обществе, стране, семье, окружении. Порой это случается, когда вы путешествуете, особенно в нынешние времена, когда существует столько предрассудков по отношению к другим людям. К вам относятся как к чужаку, вы чувствуете давление и недружелюбное отношение. Вы начинаете замыкаться в свой собственный кокон, пытаетесь защититься, отстоять свою душу, свою человечность. Вместе с кураторами нашего павильона мы стремились выразить свое отношение к универсальным проблемам, к тому, что происходит в современном мире. И старались выразить это ненавязчиво, без криков и обвинений в чей-либо адрес.

Это очень прочувствованное и красивое произведение. Оно создавалось специально для биеннале?

Да, именно для этой биеннале, и с самого начала куратор решил использовать двусторонний экран. Мы стремились создать что-то в расчете на такие возможности. Так мы начали работу.

Каково это – быть частью Венецианской биеннале?

Это большая честь. Это мечта любого художника. В своей речи я уже говорила, что впервые попала в Венецию в 1955 году, еще студенткой. Я изучала историю искусства, посетила музей Пегги Гуггенхайм и впервые в жизни увидела статуи Джакометти. У меня была тайная мечта – когда-нибудь выставиться в этом городе. В 2017 году я приняла небольшое участие в павильоне ОАЭ, а в этом году у меня появилась возможность сольной экспозиции. Это колоссальнаячесть – работать с очень умными людьми. Вся команда внесла огромный вклад в проект. И я надеюсь, что наша работа встретит хороший отклик.

Вы пишете стихи, даже использовали одно из своих стихотворений в своей работе…

Да, я публиковала его в одном из своих сборников. Это очень личное произведение, выражающее мой внутренний мир. Поэзия – тот язык, на котором вы можете делиться своим сокровенным. Мы решили, что данная работа нуждается в еще одном уровне повествования, еще одном слое нашей истории. Поэзия помогла создать это новое измерение.

Номуса Махубу, ЮАР, куратор, «Мы сильнее»

Как павильон ЮАР отражает время, в которое мы живем?

Павильон ЮАР, названный «Мы сильнее», посвящен утрате иллюзий в эпоху после отмены режима апартеида в 1994 году. Перед лицом социальной нестабильности и протестов мы, южноафриканцы, должны оглянуться назад, на нашу незабываемую историю, и посмотреть внутрь самих себя. Расплачиваясь за нашу историю и наше настоящее, мы очень остро воспринимаем противоречия современной жизни. Южноафриканцы существуют в обстановке запутанных межрасовых и социально-экономических проблем, что требует от нас стойкости и умения сопротивляться. Три художника: Маванде Ка Занзиле, Динео Сеши Бопапе и Трейси Роуз – задаются критическими вопросами о человеческом достоинстве, силе и знании, потерях и отчужденности. Мы переживаем перемены в мировой ситуации, на наших глазах мир становится более консервативным, каждая страна – все более замкнутой. В этой точке пространства-времени, здесь и сейчас мы оглядываемся назад, на то, как политическое прошлое влияет на наше настоящее и будущее, и срываем покровы с нового всемирного нигилизма.

Согласны ли Вы с Ральфом Ругоффом, что выставка должна открывать людям глаза на еще не осознанные пути существования в мире, менять их мировоззрение?

Пожалуй, да. Но мы, художники, кураторы и исследователи, несем на себе куда более широкую ответственность.

Человечество не знает, как заново полюбить мир, и ищет нового осмысления современного мира. Могут ли художники помочь нам в этом, вновь сделать наше восприятие острее?

Да, но достичь этого художники могут вместе с обществом. Действительно, мы находимся в поисках переосмысления. Полюбив мир заново, мы снова и снова разочаровываемся, и это становится похоже на порочный круг – нечто подобное тому, что Лорен Берлант назвала «жестоким оптимизмом». Заново полюбить мир – значит поддерживать общественную, социально-ориентированную жизнь.

Может ли Искусство быть по-настоящему свободным и независимым?

До известной меры. И определенно не в рамках плутократии.

Нана Офориатта Аим, Гана, куратор, «Ghana Freedom»

Ghana Freedom – первый национальный павильон Ганы на Венецианской биеннале. Что это значит для вашей страны и что вы хотите сказать миру?

Наш первый национальный павильон на столь значимом мировом форуме, как Венецианская биеннале, для нас означает очень многое. Особенно сейчас, когда проблема национальных культур ставится очень широко в связи с проблемами миграции. Мы стремимся переосмыслить наши связи с соотечественникамиза рубежом, обсудить, что для нас значит вновь обладать возвращенными предметами нашей культуры и как мы можем пересмотреть свое собственное место в мире; наконец, мы стремимся выйти из того постколониального состояния, в котором так долго находились.

Маркос Лютьенс, художник, соло-шоу «Островной ковчег»

Какие проблемы нашего времени Вы решили рассмотреть в своем последнем соло-шоу, какие идеи и концепции вкладываете в него?

Проект «Островной ковчег» откликается на самый масштабный вызов современности, намного шире и серьезнее иных политических неурядиц и экономической нестабильности. Я говорю об изменении климата и вызванном им повышении уровня мирового океана. Научные данные говорят, что примерно к 2100 году этот уровень поднимется на два метра и многие населенные ныне области земного шара окажутся под водой. Сильнее всего это ударит по государствам, расположенным наневысоких островах или океанских атоллах, ‒ таким, как Тувалу, Кирибати, Мальдивы... Ключевая идея моего проекта – передача неиспользуемых нефтяных платформ таким островным государствам с тем, чтобы они могли сохраниться как нации, когда их острова уйдут под воду. Пока эти острова не исчезли окончательно, важно не столько сохранить возможность проводить научные исследования или иметь убежище от циклонов, сколько спасти местное культурное наследие, местные традиции, дать целым народам, которые все более и более рассеиваются по миру, ощущение, что у них есть родина.

Ваша работа сфокусирована на личном опыте зрителя. Как Вы расширяете нашу шкалу чувствительности и усиливаете восприятие жизни?

Две работы вовлекают посетителей в выставку «Островного ковчега». Первая, «Плавучие Средства», это перформанс, который я проводил дважды ‒ на Venice Meeting Point и в старом клубе офицеров флота, во время которого участники входят в состояние транса, погружая ноги в краску четырех разных цветов. Каждый цвет оказывает свое психоэмоциональное воздействие, которое распространяется на все тело. Участники машинально рисуют фигуры, характеризующие их эмоциональное состояние. Другая работа будет выставлена до сентября и называется «Соленый стол»: она позволяет участникам получить представление о повышении уровня моря через прикосновение к столу с поверхностью, сделанной из соли. Оба проекта позволяют участникам почувствовать контакт с окружающей средой, в данном случае с океаном.

Что художники могут сделать для борьбы с климатическими изменениями, под силу ли им изменить общество?

Наиболее важно то, что художники могут привлечь внимание к такой насущной проблеме, как изменения климата. Единственно эффективный путь решения этой проблемы – помочь людям осознать ее, стараться изменить их мировоззрение и поведение. Это нужно делать по всему миру, совместными усилиями, и не только художников. Кроме того, художники могут помочь ученым донести результаты их исследований до широкой публики, ведь научные данные иногда трудно объяснить обычным людям.

Ключевой пункт Вашей работы – поиск осознанности. Какие еще подходы Вы стараетесь использовать в своем искусстве, как гипноз и медитация могут изменить наше восприятие и помочь нам бороться со страхами и тревогами, постоянно возникающими в наше «интересное время»?

Все мировое сообщество испытывает единое чувство обеспокоенности. Мир меняется быстрее, чем когда-либо, это касается рабочих мест, проблем с окружающей средой, политических противоречий, войн и голода. Самососредоточенность посредством медитаций или гипноза может помочь найти равновесие между нашим чувством самосознания и существованием в мире, показать нам более здоровый способ быть частью этого мира. Озабоченный разум одержим разрушением и саморазрушением, так что мы нуждаемся в том, чтобы заглянуть в самих себя и найти новый, более долгосрочный взгляд на вещи.

*Материал размещен в 63-м номере.