NARGIS
NARGIS MAGAZINE
Лица

БОЛЛИВУДСКИЙ ТЮЛЬПАН

Когда легендарная Айшвария Рай появляется на очередной кинопремьере или шествует по красной дорожке, за ней всегда тянется толпа поклонников индийского кино, жаждущих хоть издали полюбоваться легендарной красавицей из Индии. На международном Каннском кинофестивале нам посчастливилось не только увидеть Айшварию Рай в непосредственной близости, но и побеседовать с ней по душам...

Сыграв главную роль в картине «Мольба», Вы неожиданно для всего мира объявили, что собираетесь оставить кино и шоу-бизнес. Чем было вызвано такое решение?

У меня родилась дочь, и мне захотелось посвятить себя семье. Это было мое личное решение ‒ муж и свекровь в этом плане предоставили мне полную свободу выбора. Однако я не скрывалась от общественности: продолжала сниматься в рекламных кампаниях, а через месяц после родов прошлась по красной дорожке Каннского кинофестиваля... Прошло пять лет, дочь подросла, и Санджай Гупта предложил мне сняться у него во «Взаимном притяжении» в роли матери похищенного ребенка. Конечно же, меня как женщину и мать эта история взволновала до глубины души. Да и сюжет был выстроен не совсем обычно для нашего кино: ведь в индийских картинах, как правило, в центре внимания бывает мужчина, ну, или любовная пара. А у Санджая в фокусе оказалась женщина, со всеми ее проблемами и эмоциями. Я очень благодарна ему за то, что он предложил мне эту роль. История рассказана в формате сурового триллера, но по сути своей картина эта очень трогательная и очень женская.

После этой картины Гупты Вы снялись всего в трех фильмах немного по болливудским меркам...

Думаю, причина в том, что работа перестала быть для меня финансовой необходимостью. Но кино по-прежнему остается моей главной страстью. Сегодня для меня уже не важны кассовые сборы, не нужно добиваться популярности ‒ просто хочется, чтобы зритель посмотрел мою картину и она запала ему в душу.

Два года назад, в фильме «Сарабджит», Вы играли супругу человека, по несчастному стечению обстоятельств 23 года отсидевшего в пакистанской тюрьме и приговоренного к смерти. Там Вы появились на экране без макияжа, с глубокими морщинами. Как Вы согласились на такую далеко не гламурную роль?

У моей героини действительно были очень глубокие морщины, но, к счастью, не все они мои, за что отдельное спасибо нашему замечательному гримеру. Я не просто согласилась, а очень хотела сыграть эту роль, ведь профессионализм актера определяется сложностью задач, которые он способен выполнить, тем, насколько успешно он может сыграть персонажа, прямо противоположного своей собственной натуре.

Можно сказать, что «Сарабджит» открыл еще одну грань Вашего таланта ‒ способность перевоплощаться...

Я знала, что, взявшись за эту роль, нарушу все привычные условности индийского кино. Во-первых, ничто в этом фильме не указывает на Болливуд ‒ в нем нет ни песен, ни танцев, лишь напряженный драматизм и эмоции. Признаюсь вам честно: возраст и внешняя непривлекательность меня больше не пугают, настоящим же испытанием в этой роли для меня стало совершенно другое ‒ дело в том, что моя героиня слишком сильно отличается от меня. Никогда в жизни мне не приходилось так громко кричать, у меня не так много эмоциональной энергии, как у нее. Со временем я поняла, что сложные драматические роли лучше получаются в зрелом возрасте. Потому что уже легче «отпустить» эмоции, не беспокоиться о том, как ты выглядишь в кадре. В молодости я придавала слишком большое значение внешней красоте и гламуру. Но таковы уж были правила индийского кинематографа, когда я начинала. Тогда киноактрис, как правило, набирали из профессиональных моделей.

У Карана Джохара, в «Делах сердечных», Вы сыграли зрелую любовницу молодого человека скажем честно, не очень популярное амплуа в индийском кино... Тоже вызов условностям?

С Караном я работала с его самого первого проекта, и когда он только заикнулся, что хочет снять меня в «Делах сердечных», моя реакция была такая: «Серьезно?! Ради тебя я пойду на все!». Думаю, что у Карана довольно свежий взгляд на современный мир и отношения. К счастью, индийское кино тоже постепенно меняется! Но что в этом такого? Разве люди влюбляются по плану, разве тот, кто по-настоящему любит, оценивает свою любовь по возрасту или размеру состояния?.. В Болливуде эта моя роль вызвала самые разные толки. Начали даже судачить о том, что для актрисы в возрасте сорок с небольшим в любовники ищут парня на 10‒15 лет младше... И, конечно же, эти пересуды усилились, когда стало ясно, что этим парнем будет Ранбир Капур. Он действительно очень талантливый, замечательный актер, недаром он сейчас в фаворе. Самое грустное во всем этом то, что никто в Индии не хочет давать по-настоящему сильные роли женщинам после определенного возраста, даже если они имеют звездный статус. К счастью, это не относится к Карану Джохару. Поэтому еще целый год после запуска фильма ему приходилось отвечать на вопросы по поводу моей роли.

Думаю, Вам эти вопросы задавали реже. Ведь зритель в любом случае придет в кино ‒ просто посмотреть на Вас, полюбоваться. Недаром за Вами закрепился титул «Вечная красота»...

Не спорю, в шоу-бизнесе очень важны и эстетика, и красота. Однако в индийском кино красота актрис всегда ценилась больше, чем драматические способности.

Какому кредо Вы следуете в жизни?

Мое жизненное кредо очень просто: никогда ничего не планировать, жить сегодня и сейчас! Когда человек строит какие-то планы, он становится глух к окружающему его миру, а значит, закрыт для шансов и сюрпризов Судьбы. Наши планы часто блокируют реальность. Поэтому я всегда полагаюсь исключительно на свою интуицию. И она меня еще ни разу не подводила!

Чем заполнены Ваши будни?

Если я на съемках, то полностью отдаюсь работе, а дома для меня существует только моя семья. Думаю, умение легко переключаться с одного занятия на другое и правильно расставлять приоритеты ‒ самое верное средство от любого стресса.

Вы любите путешествовать?

На мой взгляд, это лучший способ расслабиться, набраться новых впечатлений и провести время с семьей. Люблю страны с богатой историей ‒ Англию, Францию, Италию, динамичный и креативный Дубай с его «самыми-самыми» небоскребами и магазинами... Хотя прекрасно отдыхаю и дома, в кругу семьи.

 

Айшвария Рай в часах Longines

Вы единственная индийская киноактриса, добившаяся международного признания. Может, это связано с тем, что более 18 лет подряд Вы приезжаете на Каннский кинофестиваль?

Если точно, я приезжаю сюда 19 лет. Вы,наверное, не помните, что я побывала здесь и в составе международного жюри.

Насколько, на Ваш взгляд, изменился Лазурный берег за эти годы?

За эти годы все изменилось, не только Лазурный берег! Мир стал динамичнее и компактнее, люди ‒ мобильнее, увереннее в себе, стали много перемещаться, путешествовать. Происходит гораздо больше контактов и обменов, особенно в сфере культуры. Что на Лазурном берегу осталось прежним ‒ так это хаос и суета, вечно царящие на самом известном кинофестивале! Но мне нравится эта особая атмосфера праздника, без которого мировой кинематограф, как мне кажется, уже немыслим. Ну, а киноактриса должна быть в центре событий ‒ не только сниматься сама, но и участвовать в премьерах, давать интервью... Это означает, что она все еще активна. А что может быть приятнее этого ощущения?

Ваша дочь путешествует вместе с Вами?

Аарадхия в седьмой раз приезжает в Канны, и ей все очень нравится. Она встречает здесь своих знакомых, многие уже узнают ее. Аарадхия не ребенок, это маленький человечек. Она счастлива, что на фестивале может каждый день менять наряды и есть мороженое. Она доросла даже до того, чтобы советовать мне, какой наряд выбрать! Правда, пока ее предпочтения больше связаны с цветом, чем с формой или стилем одежды. На Каннском кинофестивале мой график очень плотно спланирован, поэтому я не могу проводить с дочерью много времени, но для меня важно всегда знать, что она рядом. Например, сейчас, пока мы беседуем, Аарадхия находится в соседней комнате с моей мамой.

Как Аарадхия относится к Вашей работе в кино?

Она впервые посмотрела фильм с моим участием всего год назад – это был «Фанни Хан». В нем я играю певицу, не особо красивую. Но все-таки моя работа дочери понравилась.

Чем Вы любите заниматься, если на фестивале выдается свободное время?

Мне нравится смотреть здесь фильмы, хотя это удается нечасто. Мне также нравится вид на море из моего гостиничного номера ‒ к сожалению, не успеваю заглянуть на пляж. Люблю местную кухню, особенно французский хлеб. Круассаны на завтрак ‒ это что-то очень греховное и вместе с тем приятное! Но я гурман, люблю пробовать все вкусное и не забочусь о диетах.

На красной дорожке Вы провоцируете, поражаете и очаровываете, каждый раз публика затаив дыхание ждет Вашего появления. Например, в 2016 году Вы использовали матовую помаду цвета лаванды, чем приковали всеобщее внимание, а на этот раз вызвали бурю эмоций, появившись на дорожке в этом фантастически красивом фиолетовом платье со шлейфом от Майкла Синко...

Я думаю, что во мне все еще живет маленькая девочка, обожающая наряжаться и играть разные роли. Выход на красную дорожку – тоже своего рода театральное представление. И иногда – правда, не слишком часто – мне все еще хочется самой поучаствовать в этой игре...

Вы знаете, что в Азербайджане любят индийские фильмы и у Вас в нашей стране много поклонников?

Я очень рада этому и хочу воспользоваться возможностью поблагодарить всех зрителей, которые все это время верили в меня, поддерживали меня и тем самым закрепили мою позицию популярной актрисы, позволяющую мне сегодня заниматься любимым делом и выбирать проекты, в которых мне действительно хочется участвовать.

Интервью: Татьяна Розенштайн

Фото: Jean-claude Capt и др.

Компания VMF – официальный дистрибьютор марки швейцарских часов Longines в Азербайджане и предлагает ознакомиться с ними в бакинском бутике Longines.