NARGIS
NARGIS MAGAZINE
Лица

Артист мира

Яркая представительница азербайджанской творческой элиты, талантливый экспериментатор, чье имя звучит со сцен чуть ли не всех главных музыкальных залов мира, сумела разрушить стереотипы и доказать: невозможное возможно – Восток и Запад могут встретиться! В ее музыке сошлись воедино восточные и западные школы, история и современность. А в 2007 году Народный артист Азербайджана, композитор и музыковед Франгиз Ализаде приняла на свои хрупкие женские плечи еще и тяжкое организационное бремя, возглавив Союз композиторов Азербайджана. Мой звонок к Франгиз ханум с просьбой об интервью пришелся на горячую пору – шла активная подготовка сразу к двум крупным мероприятиям: Фестивалю Насими и Международному музыкальному фестивалю Узеира Гаджибейли. Пока она перебирала в памяти и перечисляла кучу дел, среди которых предстояло выкроить время для интервью, мое воображение отчетливо рисовало, как эта сильная женщина отдает четкие распоряжения, натренированным глазом подмечает мельчайшие недочеты, а под конец дня, усталая, но счастливая, окидывает придирчивым взглядом проделанную работу и выдыхает: пора домой! Но не тут-то было: звонки, просьбы, проблемы сыплются как из рога изобилия, и тут уж не до отдыха. А завтра... Завтра снова в бой!

«АРТИСТ МИРА» – почетное звание, присуждаемое UNESCO лицам творческих профессий «за вклад в привлечение внимания общественности к проблемам мира, справедливости, толерантности, к положению детей, к борьбе с неграмотностью и сохранению окружающей среды», в укрепление культурных и творческих связей между народами и государствами. Учреждено в 1995г., чаще используется сокращенное название – «Артист мира»

Франгиз ханум, культурным мероприятиям в нашей стране как будто нет конца и края...

Да, пожалуй, трудно найти другую страну, где проводилось бы столько музыкальных мероприятий международного уровня: фестивали Узеира Гаджибейли и Кара Караева, Muğam aləmi, Шекинский фестиваль «Шелковый путь», Гябялинский фестиваль, Zəriflik, посвященный памяти Зарифы ханум, фестиваль Ростроповича, Джазовый фестиваль... Приятно, что каждый год к ним прибавляются все новые интересные музыкальные события, обогащающие представление мировой общественности об истории, культуре, музыке Азербайджана, об уровне духовной жизни и этических ценностях нашего народа. В этом смысле необходимо отметить инициативную, энергичную деятельность Фонда Гейдара Алиева и его главы, первого вице-президента нашей страны Мехрибан ханум Алиевой. Ведь это по ее представлению азербайджанский мугам, ашугское искусство, тар были включены в список нематериальных ценностей человечества UNESCO, став той притягательной силой, благодаря которой в Азербайджан со всего света устремляются любители музыки и профессионалы, ученые и исследователи, известные исполнительские коллективы и солисты. В прошлом году мы с радостью узнали о новой инициативе Лейлы Алиевой, вицепрезидента Фонда Гейдара Алиева. Речь шла о гениальном мыслителе и поэте средневековья – Имадеддине Насими. Посвятить такой личности фестиваль – блестящая идея, которую надо было претворить в жизнь на самом высоком уровне. И вполне естественно, что Союз композиторов Азербайджана, все композиторы и музыковеды нашей страны внесли свой вклад в это благородное дело.

Знаю, что у Вас собственная история отношений с творчеством Насими...

Да, с его поэзией меня связала судьба еще в далеком 1998 году, когда для трансконтинентальной программы Йо Йо Ма Silk Road я создала композицию «Дервиш», обошедшую лучшие концертные залы мира. А не так давно, в 2017 году в амстердамском Royal Concertgebouw были исполнены мои «Nasimi Passion», нашедшие горячий прием у европейской публики и международного медиа-сообщества. Не случайно это произведение сразу же было записано на CD голландской фирмой HORIZON-8 и бьет рекорды по продажам.

Считается, что музыкальный вкус надо прививать с самого детства. Как Вы считаете, не тяжело ли неподготовленному слушателю приобщаться к музыкальной культуре через сложные произведения?

Конечно же, музыкальный, как и всякий, вкус надо воспитывать с детства. Здесь важно все – семейная обстановка, школьные учителя, круг друзей, развлечения. Если удастся приучить школьника хотя бы раз в неделю бывать на концерте или спектакле, то со временем это может превратиться в очень хорошую привычку. А прийти к пониманию сложных симфонических произведений действительно не так-то легко. Даже не все музыканты принимают и понимают музыку Арнольда Шёнберга или Карлхайнца Штокгаузена. Но, несмотря на это, процесс постепенного постижения таинства музыки должен происходить у каждого мыслящего человека, хотя и очень индивидуально.

Не секрет, что классическая музыка – достояние преимущественно избранных, просвещенного слоя общества, тогда как современная культура ориентирована на массового потребителя. Необходимо ли считаться с современными реалиями, шагать в ногу со временем? Или классика должна оставаться классикой в чистом виде, опираться на незыблемые традиции?

К сожалению, мы часто становимся свидетелями того, как массовая музыкальная продукция по количеству теснит классическое искусство. Если человеку ежедневно сотни раз дать послушать одну и ту же песню, то рано или поздно он начинает привыкать к ней и даже может ее запомнить и напеть. Но это не значит, что это и есть то самое искусство, которое шагает в ногу со временем! В этом отношении огромное значение приобретают радио и телевидение, руководители и музыкальные редакторы, ведущие передач. Если ведущий музыкальной программы на TV не в состоянии правильно назвать имя композитора, то о чем может идти речь? Культура – сложная сфера, ни одна страна не может сказать, что в этой области у нее все благополучно. Совершенство в культуре недостижимо, и каждый человек, музыкант, коллектив, общество, страна проходит определенный путь, находится в постоянном процессе развития. К нашему счастью, у нас есть мугам, есть Узеир Гаджибейли, Кара Караев, Фикрет Амиров, и в этом отношении нам удалось быстрее пройти тот путь, который в других странах занял десятилетия и даже века.

Можно ли говорить о потере интереса к академической музыке в XXI веке, в частности, в нашей стране?

У музыкантов интерес к академической музыке всегда будет. А что касается более широких масс, то естественно, что у каждого свой выбор. Азербайджанцы воспитаны на мугаме и народной песне, поэтому у них вкус отличается избирательностью. Я уверена, что любой азербайджанец не останется глух к музыке по-настоящему яркой и профессиональной.

Как Вы оцениваете современную музыку, ее нынешнее состояние?

Современная музыка имеет очень много разнообразных направлений и видов, Интернет полон всевозможных произведений и композиций. Естественно, есть среди них ценные примеры и есть ширпотреб. Особенно интересны сегодня примеры синтеза восточных и западных культур. Сейчас это модный тренд и в Азербайджане, мы имеем тому много доказательств.

Нуждается ли современная музыкальная культура в строгой традиционной жанровости? Как Вы относитесь к смешению жанров как одному из способов творческого самовыражения?

Напомню, что наша первая опера – «Лейли и Меджнун», в которой мугамная импровизация изумительно соединилась с западной оперной эстетикой, – благодаря гению Узеира Гаджибейли оказалась очень жизнеспособной и открыла нашей музыке совершенно новые пути развития. Такое взаимопроникновение жанров и способов самовыражения происходит и в наши дни.

Вы увлекались авангардом, играли Шёнберга и Берга в те времена, когда их музыка еще не имела серьезного статуса в обществе. Каковы Ваши музыкальные предпочтения сегодня? Нет ли новых имен в Вашем списке молодых талантов?

Исполняя в молодости музыку авангардистов, я искренне увлекалась их идеями обновления музыкального языка, способов исполнительства, и те годы дали крепкий фундамент моей последующей музыкальной деятельности. Новые имена появляются и у нас в Азербайджане, и на Западе. Молодежь экспериментирует, ищет и рано или поздно находит собственный путь. Самое трудное, пожалуй, именно иметь свой, неповторимый музыкальный язык. Для молодых талантов мы в Союзе композиторов каждый год проводим пленумы, где исполняются их произведения, а затем обсуждаются на конференциях с участием музыковедов. Могу назвать ряд молодых композиторов, оставивших самое благоприятное впечатление: Турал Мамедли, Фарид Фатуллаев, Илаха Исрафилова, Аяз Гамбарли, Саид Гани, Таир Ибишов.

Руководство фестивалем «Мир мугама», председательство в Союзе композиторов, проведение огромного количества мероприятий – все это требует и времени, и незаурядных организаторских способностей. Каково это для творческого человека, которому иногда просто необходимо побыть в тишине и покое?

Мы все мечтаем о тишине и покое... Но без работы и новых идей эта тишина будет мертвой. В том-то и ценность покоя, что он наступает после успешного труда, как заслуженный дар.

Какую дополнительную ответственность возложило на Вас звание «Артиста UNESCO во имя мира»?

Звание «Артист мира UNESCO», конечно, налагает определенные обязательства. У нас немало совместных проектов, в которых задействованы «артисты мира» из других стран. Часто приходится писать и новые сценарии для мероприятий, связанных с нашей страной, вообще с Востоком. Кроме того, я не раз выступала на сцене штаб-квартиры UNESCO со своими произведениями – последний раз в мае 2017 года, с перформансом, посвященным Насими.

Вы объездили много стран, проделали колоссальную работу с огромным количеством исполнителей. Сотрудничество с кем из них для Вас было особенно интересным и особенно запомнилось?

Конечно же, прежде всего это Мстислав Ростропович, Йо Йо Ма, Berliner Philharmoniker, Royal Concertgebouw Orchestra, Kronos Quartet, блистательная Хилари Хан. Все это музыканты экстра-класса, и сотрудничество с ними принесло мне огромную радость.

Интервью: Нигяр Магеррамова Фото: Пярвиз Гасымзаде

Материал опубликован в 60-м номере.