NARGIS
Az En
NARGIS MAGAZINE
Интервью

Взломщица сердец. Наоми Уоттс

 «Вы, наверное, устали? − участливо интересуется Наоми Уоттс, усаживаясь в предложенное ей кресло на террасе безымянной венецианской виллы с видом на залив. − А я вот порядком устала», − признается она. Дело было в сентябре, когда на Лидо заканчивался международный кинофестиваль и актриса наконец смогла выкроить время для нашей беседы. Говорит она мягко, ласково улыбается, периодически поправляя непослушный локон и потягивая из высокого стакана минералку. Одета просто: длинная юбка и блузка пастельных тонов, свободного кроя. Удивляет ее открытость − ее не смущают даже вопросы очень личные, от которых у других иной раз начинают бегать глаза в поисках своего агента, они нервно бросают взгляд на часы или что-нибудь поспешно придумывают, чтобы побыстрее закончить беседу. Наоми же не отводит глаз и отвечает, не меняя интонации.

Где Вы отдыхали этим летом?

Совсем не отдыхала. Мы снимали картину «Пингвин Блум», так что лето провела в разъездах. Речь в фильме идет о женщине по имени Сэм, с которой произошло несчастье. Но после того, как она находит крошечную раненую птичку и выхаживает ее, взгляды моей героини на жизнь, смерть и страдания сильно меняются. В общем, фильм о том, как маленькая птичка спасает целую семью. Я играю главную героиню, а также выступаю продюсером – с некоторых пор я стала заниматься и этим. Надо сказать, роль была довольно непростой: играть женщину, которая страдает от болей, депрессии, даже собирается покончить с собой, − задача не из легких! С того момента, как случилась трагедия, Сэм начинает задаваться вопросами: «Как мне дальше жить? Как заново создать себя?». Думаю, каждому не мешало бы время от времени об этом задумываться, даже без особых на то причин. Надеюсь, что эта история тронет людские сердца. И я была бы очень счастлива, если бы она помогла изменить к лучшему чьюто жизнь.

Есть ли между Вами и Вашими героинями какое-нибудь сходство?

Мои персонажи совершенно не похожи на меня. Я специально выбираю таких героинь, так мне интереснее играть – я как бы проверяю: на что я способна, как поступлю в подобной ситуации, так ли буду думать? В процессе съемок начинаю лучше узнавать себя. Например, играя Линду в картине «Реальный Рокки», я поняла, насколько отличаюсь от женщин, подобных ей. Мне удалось познакомиться с ней в жизни.

Чем же именно вы так различаетесь?

Линда очень яркая женщина, когда она входит, все внимание фокусируется на ней. Она энергична, разговорчива и уверена в себе, говорит громко, много шутит, и шутки ее, как бы сказать... политически некорректны − я бы умерла со стыда, говоря людям в лицо такие вещи! К тому же Линда носит слишком короткие, облегающие платья, кроме того, я не могу представить на себе одежду с животным принтом − как видите, мы с ней полные противоположности! Самое любопытное, – Линда это поведала мне сама, − что она уже тридцать лет замужем и ее избранник еще ни разу не видел ее без макияжа! То есть она каждое утро умудряется встать раньше супруга, чтобы привести себя в порядок. Женщине такого типа, как Линда, по плечу завоевать любого мужчину! Мне об этом остается лишь мечтать.

Как это у нее получается?

Думаю, эти женщины ничем не отличаются от нас с вами. Просто они всегда появляются в нужном месте и именно в то время, когда мужчина готов их выслушать.

А к какому типу женщин Вы относите себя?

К противоположному. По натуре я робкая, боязливая, правда, иногда могу собраться с духом и проявить решимость. Видимо, я отношусь к тому типу женщин, которых мужчины находят слишком сложными. Но мне самой в людях нравится сложность и многоплановость.

Для ролей Вам часто приходится садиться на диету, много тренироваться. Говорят, чтобы сыграть жену боксера, Вы даже занялись боксом?

Это правда. Узнав, что мне предстоит сниматься в фильме про этот спорт, я попросила тренера преподать мне несколько уроков. Бокс совершенно не для меня, но это не значит, что я не получаю удовольствия от просмотра спортивных передач. Мой старший брат обожает бокс и другие виды спорта, а мне нравится наблюдать ту страсть, с которой мужчины болеют, а спортсмены стремятся к победе, − эти эмоции очень заразительны! С другой стороны, мне не понять до конца мужчин с их безумным фанатизмом в отношении спорта. Возможно, это потому, что мне по душе более спокойные занятия − например, йога, упражнения на растяжку, аэробика в духе Джейн Фонды... В юности я много танцевала, а сейчас предпочитаю прогулки и быструю ходьбу.

Какие самые трудные тренировки Вам приходилось проходить, готовясь к роли?

Самой трудной стала подготовка к «Игре без правил» − для этой роли меня тренировали по программе для агентов ЦРУ. Всего несколько дней, но я никогда не забуду, как мне приходилось, кроме уроков восточной борьбы, бега, в том числе от преследователей, поджигать, взрывать что-то и прыгать с высоты! А самой страшной была тренировка, когда на меня неожиданно нападали в темноте.

Многих актрис беспокоит то, что с возрастом им становится труднее играть активных и сексуально привлекательных женщин. Что думаете по этому поводу Вы?

Да, я знаю об этих стереотипах и очень надеюсь, что смогу противостоять общим правилам. Пусть я уже не та наивная девушка, как в раннем возрасте, но это не значит, что в моей жизни больше не может быть сексуальных моментов. Чем дольше мы живем, тем глубже и сложнее становимся − разве это не должно привлекать зрителей, разве не должны хорошие фильмы показывать многогранность женщины, сложность ее характера? К тому же у каждого возраста есть свои преимущества. Теперь, например, мне гораздо легче играть привлекательных богачек.

Как определить, когда заканчивается игра и актер начинает вести себя естественно?

Это трудно, если вы не знаете человека. А вот моя мать с этим справляется прекрасно. Когда она приходит на мои съемки, то моментально определяет, на высоте ли моя игра или я выгляжу неестественно. Если честно, я не всегда рада видеть ее на съемочной площадке, но иногда ее приход и правда помогает добиться лучшей игры. Главное − она заставляет меня нервничать, а это значит, что моя профессия не превратилась для меня в рутину: я по-прежнему серьезно к ней отношусь, и меня все еще заботит чужое мнение.

Слава пришла к Вам неожиданно и довольно поздно. Вы были готовы к ней?

К популярности невозможно подготовиться, но, мне кажется, чем позже она приходит, тем лучше. Хотя я и знаю несколько актрис молодого поколения, к которым слава пришла еще в подростковом возрасте, и они прекрасно с нею справляются. Самой большой недостаток популярности в том, что все говорят тебе, что ты прекрасна и все делаешь замечательно. Это портит актера: он начинает терять связь с реальностью, перестает видеть правду, принимает неверные решения... Думаю, приди слава ко мне слишком рано, я бы наделала много глупостей.

Каких, например?

Ну, например, стала бы играть глупых девчонок в дурацких картинах и тоже потеряла бы связь с жизнью.

А вместо этого Вы начали сниматься у Дэвида Линча...

Мне очень повезло, что на моем пути встретился Дэвид Линч и что он выбрал именно меня − это изменило всю мою жизнь. Он стал моим ментором и другом. Его фильмы настолько великолепны, что до сих пор служат темой для обсуждений. Кстати, когда мы стали близкими друзьями, я задала ему вопрос: «Почему ты выбрал именно меня?». Он ответил: «Потому что, когда ты впервые посмотрела мне в глаза, я понял, что это взгляд реального человека».

С отцом своих детей Лиэвом Шрайбером Вы познакомились на съемках?

Нет, хотя и снимались в нескольких фильмах вместе. Наша первая встреча произошла не на съемках. Думаю, нас сблизило то, что мы оказались очень похожими − оба актеры, обожающие свою профессию. После расставания нам удалось сохранить уважение и любовь друг к другу − ради наших сыновей. Странно, но я всегда знала, что у меня будут сыновья. У наших детей оба родителя актеры, но всегда кто-то из нас находится дома, чтобы уложить их в постель. Конечно, у работающих родителей меньше времени на детей. Однако, чем больше я занята, тем больше времени стараюсь провести со своими детьми качественно. Это значит, что, когда я с ними, я не сижу и не листаю журналы, пока они играют, а играю с ними вместе. Знаете, многие работающие матери живут с чувством вины за то, что мало времени проводят с детьми. В этом плане актерская профессия не так уж и плоха – по крайней мере, можно совмещать ее с ролью матери. В прошлом году я снялась в нескольких проектах, из них была в разъездах не больше двух недель. Зато целых шесть месяцев провела почти без съемок, и у меня было достаточно времени на семью. А вот моя подруга по 12 часов проводит в офисе и видит свою дочь всего два часа в день.

Расскажите о семье, в которой Вы росли, о родителях.

У нас была не очень большая семья: мать, старший брат и я. Отец умер, когда я была еще ребенком. Поэтому я не имела понятия, каким должен быть мужчина, глава семьи... Очень смутно помню период, когда родители жили вместе. Знаю, что, когда они познакомились, моя мать была моделью, а отец работал звукорежиссером у Pink Floyd. Рассматривая фотографии моих родителей того времени, на которых у обоих буйная растительность на голове, а тела едва прикрыты одеждой, я вспоминаю, что для меня, малышки, они были самыми крутыми на свете, круче тех, кто ходил в офис и носил дорогие костюмы. Мы жили очень насыщенной, полной приключений жизнью, постоянно переезжали. Мне пришлось поменять около десяти школ, и каждый раз, приходя в новый коллектив, надо было заново приспосабливаться. Я постоянно спрашивала себя: «Как мне стать членом этой группы? Что сделать, чтобы они меня приняли?»... Думаю, поэтому мне и понадобилось так много времени, чтобы стать актрисой. Ведь на кастингах я всегда пыталась подлаживаться, быть похожей на кого-то другого, а надо было прежде всего задать вопрос себе самой: «Кто ты и кем хочешь быть?». Моя мать обожала окружать себя людьми, и в нашей семье всегда был полный матриархат. Не только мама, но и вырастившая нас с братом бабушка, ее мать, была сильной женщиной. Сильные люди имеют одну общую черту: они не боятся говорить правду. С детства я не воспринимаю лживых отношений, обмана. Терпеть не могу родителей, постоянно лгущих детям: «Ты так замечательно справляешься! Ты все делаешь просто чудесно!». Я не понимаю такого настроя. Считаю, что хвалить детей нужно, но только когда они это заслужили.

У Вас много подруг?

Довольно много, и так получилось, что многие из них стали популярными – например, Николь Кидман. Мне кажется, наступила эра, когда женщины не только дружат на личностном уровне, но и особенно сильно поддерживают друг друга в работе. Меня радует, что мы начинаем помогать друг другу и что сегодня к нашим голосам прислушиваются.

Вы британская подданная, но Ваш кинодебют состоялся в Австралии...

Мой дедушка был родом из Уэльса, бабушка – австралийка. Пока дедушка был жив, семья жила в Великобритании, там у нас был прекрасный особняк. Когда его не стало, переехали в Австралию. Я до сих пор чувствую духовную связь с этими двумя регионами.

Напоследок дайте совет: как женщине поддерживать молодость и красоту?

Моя мать всегда говорила: «Начнешь взрослеть – будешь меньше спать». И вот я достигла определенного возраста, но все еще обожаю спать и чувствую себя просто ужасно, если не удается поспать восемь-девять часов в сутки. Так что ничего особенно оригинального вам не посоветую... А вот если зададите этот вопрос Дэвиду Линчу, он наверняка скажет, что надо побольше медитировать.

 

Интервью: Татьяна Розенштайн

Фото: пресс-материалы

Материал опубликован в 67-м номере.