NARGIS MAGAZINE
Блоги

Зейнаб Джахан: Осеннее чтиво

Осень в этом году подкрадывается мелкими шажками. Сначала она радовала нас, как говорят англичане, “индийским летом”, а потом в прямом и переносном смысле, вылила на нас ушат осадков! Осенью принято печь пироги, тестировать новые стрижки, искать свой идеальный чай, а еще - читать! Ну просто необходимо засесть хотя бы один раз дома с пледом и горячим напитком и читать осенние книжки, пока за окном падают листья. Лично я советую еще запастись ароматными свечами, ну а книги, дорогой читатель, выбирай на вкус и настроение!

img_83820

“Похоже на долю секунды перед тем, как ступишь в лужу: видишь ее, но ничего уже сделать не можешь”. 

В этом году Кадзуо Исигуро читают все - его наградили Нобелевской премией по литературе и отметили, что в романах огромной эмоциональной силы он показал пропасть, скрывающуюся за нашим иллюзорным чувством связи с миром. И вправду, этот британский писатель японского происхождения заставляет задуматься об отношении с окружающим - живым и неодушевленным. Столько чувств, сколько способны вызвать его, как он выражается “международные” произведения, тяжело испытать, читая научную фантастику. Если вам интересен восточный стиль европейского рассказа Кадзуо, то следует открыть его для себя с романа “Не отпускай меня” (прим.ред в оригиналеNever let me go” - «Никогда не отпускай меня»). Он стал лучшим романом года по версии журнала «Тайм», включён в список 100 лучших англоязычных романов c 1923 по 2005 годы. Действия, которые по роману являются воспоминаниями тридцатилетней Кэти, происходят в антиутопической Великобритании, где люди клонируются в целях создания живых доноров органов для пересадки. Будоражащее представление пессимистичного прошлого, в котором есть все - детские воспоминания, история любви, история дружбы и безоговорочное смирение со всем, что становится ясно в конце. Эта книга не отпускает. 

ne-otpus_963

     “Время от времени человеку не мешает побыть в одиночестве – это имеет свою прелесть“.

Читатель наверняка соскучился по французской меланхолии, а “Здравствуй, грусть” уже читал, и скорее всего не раз. Это не страшно, так как я предлагаю вам книгу, до ужаса смешную по объему, но не слишком веселую по сюжету. Саган проснулась знаменитой в 19 лет благодаря вышеуказанному роману и написала еще множество замечательных историй: “Любите ли вы Брамса?” или “Через месяц, через год”. Среди них затерялся рассказ о журналисте, пребывающем в депрессии, и любящей его женщине. Хотя герои романа Жиль и Натали и не были женаты, повествует он о “послесвадебном периоде”, о неоцененных жертвах и неоправданных порывах. Читается легко, а пишет Саган ненавязчиво, тонко, с капелькой осенней грусти.

Запишите себе обязательным к прочтению “Немного солнца в холодной воде” и согласитесь, что Франсуазу можно любить уже только за то, как она правильно называла свои произведения. 

sagan

       “Счастье не означает, что ты спрятался от страдания, его необходимо интегрировать в ткань нашего существования. Что такое жизнь, которую стоит прожить? На этот вопрос есть столько же ответов, сколько людей на земле”.

О грустном поговорили сполна, пора и позабавиться. Есть такие писатели, к которым приходишь в гости, как в воскресный театр. Таков, например, Эрик Эмманюэль-Шмитт и его театральные пьесы. Он не только писатель, но и драматург, его пьесы переводятся и ставятся по всей Европе. Ох, если вы все-таки послушали зов сердца, позволили себе ленивый день дома, чтобы читать, смотреть фильмы и пить горячий шоколад, то Шмитт и его книга новелл просто обязаны составить вам компанию. Книга содержит в себе 5 новелл и названа в честь первой из них - “Два господина из Брюсселя”. Такие непохожие друг на друга истории читаются одна за другой, на одном дыхании. Прочтите от корки до корки (клянусь, вам хватит неполного дня!), выберите свою любимую пьесу и поделитесь с друзьями. Как? Легко! “Два господина из Брюсселя” можно приобрести в Баку, в местных книжных магазинах.

erikemmanyuel_shmitt__dva_gospodina_iz_bryusselya_1

“Сумасшедший народ, эти франки. Храбрые в бою и ни капли мужского достоинства. Хаса был настоящим франком — еще один такой случай и он всерьез рассорится с коллегой Курцем за то, что тот поцеловал его жену”.

 Сотни мистифицированных хроник повествуют о происхождении одного из главных классиков азербайджанской литературы - Курбана Саида. Мне совсем не хочется склоняться или склонять вас к одной из них. Однако было бы интересно обратить внимание на его другое (говоря другое, я предполагаю, что в первую очередь его творчество ассоциируется со всеми любимым романом “Али и Нино”) произведение - “Девушка из золотого рога”. Второй роман загадочного автора также переведен на многочисленные языки мира и тронул сердца читателей историей эмигрантской жизни турчанки Азиадэ и принца Абдул-Керима. Путешествие в прошлое восточной культуры соответствует осенней погоде и такому же настроению. То, как милой Азиаде, воспитанной в лучших стамбульских традициях, чужда европейская культура, читать и смешно, и знакомо - только бакинский читатель сможет вкусить всю соль этой летописи со всей серьезностью. Спрашивайте в книжных магазинах города!

7f5b41680a18dce99174edf5960ae0ba

“Когда мой пациент начинает считать кареты в своей похоронной процессии, я скидываю пятьдесят процентов с целебной силы лекарств”.

Подходя к концу статьи об “очей очаровании”, нельзя не вспомнить лучшего из мастеров короткого рассказа. Его рассказ “Последний лист”, как нельзя лучше подходит золотой поре - его можно читать хоть каждую осень. Короткое повествование, целиком и полностью посвященное надежде и, самое главное, - доброте. Описать доброту в нескольких строках гораздо сложнее, чем в тысячах толстых книг. Вот что умеет делать О.Генри и вот почему его читают так много и так часто возвращаются к нему в цитатах. Один нарисованный лист, по его словам, творит чудеса, и в это так легко поверить…

bc2_1458015076 

Читатель, сама того не осознавая, я вернула тебя к безоговорочной осенней меланхолии. Но слушать меня совсем не обязательно - я не устану повторять, что книги и людей вокруг можно выбрать так, чтобы чувствовать себя осенью в весне, и наоборот. 

Зейнаб Джахан