NARGIS
NARGIS MAGAZINE
Лица

Мужчины, мода и любовь

Как мудро заметила Коко Шанель, «мужчина, способный на поступки, обречен быть любимым». Каждый мужчина в ее жизни оставил след в ее душе. Каждый новый роман — новый всплеск в ее творчестве. Ибо искусство и любовь всегда идут рука об руку...

Первым ее любовником стал офицер Этьен Бальсан, красавец, богатый повеса и заядлый лошадник. Вскоре он устремляется в купленный на унаследованные деньги замок в Руайо и увозит Коко с собой. Первый ее креативный подход к одежде проявляется здесь. Решив сэкономить на «амазонке» и высоких сапогах, полагающихся для дамнаездниц, Коко заказывает у местного портного мужские бриджи, а на голову — узкую ленту вместо вуали. Этьен от Коко в восторге, но признавать ее официальной любовницей не спешит. Тогда юная красавица находит ему замену в лице не менее богатого англичанина Артура Кейпела, по прозвищу Бой. Артур поддержал Коко в ее стремлении к независимости и даже ссудил деньгами, а Этьен предоставил свою холостяцкую квартиру. В ней Коко открывает шляпный магазин. После колоссального успеха открывает еще и ателье Chanel Models.

glossario-fashion-cocochanel2

3

По словам Габриэль, это был самый счастливый период ее жизни: она любила, была любима и занималась делом, которое приносило удовольствие и ощутимый доход. Ее оригинальные маленькие шляпки, простые платья, идеально сидевшие на изящной фигурке, туфельки с круглым носком на невысоком каблуке — все вызывало восторг у клиенток, уставших от громоздких шляп с перьями, высоких ботинок на крючках, корсетов и много слойных юбок. Вскоре Коко открывает еще одно ателье — в модном приморском курорте Довиле. Первая модница Довиля, баронесса Ротшильд, рассорившаяся с известным парижским портным, назло ему одевается в платья Коко и заставляет весь богемный Париж следовать новой моде... Кейпел и Коко — желанные гости на светских тусовках: он — завидный жених, она — известная модистка. Коко надеется получить от него предложение руки и сердца, но Кейпел делает выбор в пользу девушки из знатной семьи. Коко полностью сосредотачивается на своем стремлении к независимости...

4

Летом 1914-го выходит новая коллекция — Коко показала миру, как привлекательна может быть естественная женственность. А вскоре грянула Первая мировая... Жизнь в Довиле если и не бьет ключом, то благополучно продолжается. Сюда съезжаются те, кто бежал от войны. Прямые юбки до щиколотки в магазине Шанель, низкие каблуки, платья, простые и практичные в условиях военного времени, клиентки быстро оценили: роскошествовать стало дурным тоном. Вдобавок она ввела в моду короткую стрижку и пляжные пижамы, в которых можно было не только купаться, но и спускаться в бомбоубежище в случае воздушного налета. В 1915-м Коко открывает еще один магазин — в Биаррице, на границе с Ис- панией. Это уже настоящий Дом моды. Теперь среди ее заказчиков даже члены испанского двора.

Photo9_tcm10-119334

У Коко рождается смелая идея: она скупает на оптовых складах все запасы джерси и фланели, которые не брали из-за цвета и жесткой структуры, — и вскоре выходит ее очередная сенсационная коллекция, в которой женщина вдруг почувствовала себя необычайно элегантной и даже сексуальной. Артур Кейпел разочаровывается в женитьбе и возвращается к своей Коко.

Но в 1919-м погибает в автокатастрофе... Вслед за тем выходит новая коллекция Шанель, в которой черный цвет вдруг был провозглашен самым роскошным и женственным. Друзья шутили, что Коко ввела в моду черный цвет, чтобы женщины пожизненно носили траур по ее Артуру. Летом 1920-го она знакомится с первым красавцем Лазурного берега Дмитрием Романовым, русским великим князем. Их связь (ей 38, ему 29) была бурной, но короткой: князь вскоре женился на богатой американке. Зато он привел в Дом моды Шанель русских «светских манекенщиц», которые посещали светские рауты, способствуя расширению полезной клиентуры.

Coco8

Тем же летом она пригласит пожить у себя Игоря Стравинского – русского композитора, такого же харизматичного новатора в музыке, как Шанель в моде, с четырьмя отпрысками и беременной женой Катериной. Многие исследователи намекают на короткий роман русского композитора с Королевой французской моды. Коко туманно говорит о всего лишь дружбе, Стравинский уверяет: «Я мог бы в нее влюбиться, но она, скорее всего, съела бы меня на завтрак». Так или иначе, этот комменсализм принес свои плоды: Стравинский, наконец, определился с индивидуальным стилем, а Коко создала легендарный парфюм Chanel № 5.

igorchanel

Затем последовал неяркий роман с поэтом Реверди, а после громкий — с герцогом Вестминстерским Хьюго Ричардом Артуром, по прозвищу Бендор, крестником королевы Виктории, близким другом Черчилля. Бендор только что развелся с женой. Он задаривает Коко цветами и брильянтами. «Наконец я встретила плечо, на которое могу опереться, дерево, к которому могу прислониться», — делилась радостью Коко. Никогда еще в ее коллекциях не звучали так отчетливо английские мотивы: мужские пиджаки, вязаные свитера, которые нужно было носить непременно с драго- ценными украшениями, пальто и костюмы спортивного кроя — все та же элегантная, чисто английская сдержанность, разбавленная французским шармом.

fashion-designer-gabrielle-coco-chanel-w-photographer-cecil-beaton-ca-1937

Роман с герцогом затянулся на 14 лет, и Шанель поверила было, что достигла своей самой заветной мечты... но ей стукнуло 46, а герцогу требовался наследник. Весной 1930-го он объявил о своей помолвке и даже попросил Шанель одобрить его выбор. Она одобрила, на прощание сказав с иронией: «На свете полно всяких герцогинь, но только одна Коко Шанель». Затем непродолжительные связи, перемежающиеся кропотливой работой: опять Пьер Реверди, Самюэль Голдвин... Но главное потрясение того периода — работа в Голливуде над костюмами. Она получила не только огромный по тем временам гонорар, но и дополнительный престиж, а также начала производить украшения, впервые в истории смешав драгоценные и искусственные камни. Поль Ирибарнегаре, художник и авантюрист, стал околдовавшим Коко «демоном», который обворожил ее и подчинил себе. Но через два года Поль умирает по нелепой случайности — оступился на корте... И опять — новый подъем в работе.

My Photo-30 copy

Ее коллекция накануне Второй мировой войны, выполненная в сине-бело-красных цветах французского флага, вызвала настоящую сенсацию. А в 1939-м Шанель неожиданно закрывает все свои предприятия. Говорят, ее возмутили забастовки работниц, требовавших повышения зарплаты. Когда немцы заняли Париж, у нее случился роман с атташе немецкого посольства Гансом Гюнтером фон Динклаге. Ей 56, ему 43... Ганс, агент абвера, просит ее посодействовать в установлении сепаратного мира с Англией и устроить ему встречу с Черчиллем. Она даже встречалась по этому поводу с Вальтером Шелленбергом, шефом внешней разведки службы безопасности Германии.

15

После войны Коко осудили за сотрудничество с фашистами, но Черчилль спас ее от наказания. Коко приютила у себя Шелленберга после того, как тот отсидел в тюрьме, и даже оплатила его похороны. После войны Шанель уезжает в Швейцарию. Там ее деньги и фон Динклаге, вместе легче выживать... В начале 50-х на горизонте парижской моды появляется новый кутюрье — Кристиан Диор, который воскресил все то, от чего когда-то отказалась Шанель: в моду вновь вошли корсеты и тяжелые юбки, а также обтягивающие формы. Такая мода долго не продержится, была уверена Шанель.

104_coco_chanel-theredlist

«Мужчина, за всю свою жизнь не имевший ни одной женщины, стремится одеть их так, как если бы сам был женщиной», — прокомментировала она гиперженственную коллекцию Диора. Коко Шанель вернулась в Париж лишь в возрасте 70 лет. Она показала свою новую коллекцию и... была осмеяна, как и ее «нафталиновые духи». Полное фиаско, — писали газеты. Не привыкшая сдаваться Коко сделала ставку на рациональных американцев — показала коллекцию в Америке. И не прогадала: это был настоящий триумф.

My Photo-30 copy

Символом моды 50-х стало ее знаменитое «маленькое черное платье». Журнал Life писал: «Габриэль Шанель творит не только моду, а целую революцию!». Она унаследовала от матери способность любить — сильно и беззаветно. Но обстоятельства жизни сложились так, что основной свой женский потенциал она растратила в борьбе за освобождение тела и духа лучшей половины человечества, доказывая, что не платье красит женщину, а женщина — платье.